Бесплатная юрконсультация:
+7 (800) 550-71-06
Внутренний: 116

Мошенничество в сфере кредитования

Мошенничество в сфере кредитования Текст научной статьи по специальности «Право»

 ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ

Расторопова Ольга Владимировна, кандидат юридических наук, младший советник юстиции, старший научный сотрудник

Место работы: Научно-исследовательский институт Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

ru

Аннотация: В статье автор рассматривает вопросы мошенничества в сфере кредитования. Анализу подвергаются как объективные признаки данного преступления, так и субъективные признаки. Кроме того изучаются особенности квалифицированного и особо квалифицированного состава мошенничества в сфере кредитования.

Ключевые слова: слова: преступление, мошенничество, кредит, квалификация, объективные признаки, субъективные признаки.

FRAUD IN LENDING

Rastoropova Olga V., PhD in Law, junior counselor of justice Senior fellow

Work place: the Research Institute of the Prosecutor General of the Russian Federation Academy

ru

Annotation: The author considers the question of fraud in lending. Are analyzed as the objective evidence of the crime, and subjective symptoms. In addition we study a skilled and highly qualified staff in the area of credit fraud.

Keywords: crime, fraud, credit qualification, objective signs and subjective symptoms.

Преступления в сфере мошенничества и ответственность за его совершение с давних времен представляет значительный интерес, что находит отражение на страницах юридической литературы [2; 3; 13; 14 и др.]. Принимая во внимание участившиеся случаи мошенничества в сфере кредитования, а также их специфику, законодатель ввел специальную норму, предусматривающую уголовную ответственность за данный вид мошенничества (ст. УК РФ).

В соответствии с ней под мошенничеством в сфере кредитования понимается хищение денежных средств заемщиком путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений (введена Федеральным законом от № ФЗ). Как представляется, совершение данного преступного деяния возможно исключительно в области кредитных отношений как особой группы экономических отношений, в основе которых лежит движение капитала.

Особенности квалификации мошенничества в сфере кредитования обусловлены, как представляется, двумя группами факторов. С одной стороны, это традиционные вопросы пра-

вовой оценки общих признаков, характерных для любого вида мошенничества (способ совершения, оценка вреда, причинённого данным преступлением). С другой стороны, специфика квалификации рассматриваемого вида мошенничества состоит в наличии бланкетной диспозиции нормы, содержащейся в ст. УК РФ, содержащей ряд признаков, уяснение смысла которых невозможно осуществить только путём обращения к уголовно-правовой материи. Значение соответствующих юридических терминов, посредством которых законодатель выразил содержащийся в комментируемой норме запрет уясняется путем изучения законодательства, регулирующего кредитные отношения. Собственно говоря, речь идёт об установлении специфики таких понятий, как банк, кредитор, заёмщик денежных средств, которые в отдельных случаях достаточно неоднозначно трактуются в юридической литературе.

Понятие банка содержится в ст. 1 Федерального закона от № «О банках и банковской деятельности». Особых дискуссий оно не вызывает. Гораздо более дискуссионным выглядит определение понятия «кредитор». По нашему мнению, под иным кредитором с учетом определения в статье предмета хищения как денежных средств следует понимать лицо, которое, будучи введено в заблуждение (в заблуждение может быть введено и уполномоченное лицо организации-кредитора), заключает с мошенником договор и передает тому денежные средства. В качестве кредита эти денежные средства лицу, выступающему в роли заемщика, могут быть переданы по кредитному договору (§ 2 главы 42 ГК РФ), а также в качестве коммерческого кредита (ст. ГК РФ) [8, с. ]. Заемщиком именуется лицо, которому предоставляется кредит (ст. ГК РФ).

В ст. УК РФ законодатель использует термин «денежные средства». Как известно, в редакции ст. ГК, введенной Федеральным законом от № ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в качестве объектов гражданских прав отдельно указаны наличные деньги и безналичные денежные средства. Таким же образом этот термин должен пониматься при применении ст. УК РФ.

Кредитование является формой финансовых отношений между кредитором и заемщиком, при котором одно лицо (кредитор) предоставляет другому в пользование некоторую сумму денежных средств на условиях возвратности, платности и срочности. Сущность кредита заключается в том, что стоимость, высвободившаяся у одного экономического субъекта, если она не направлена в новый воспроизводственный цикл, благодаря кредиту переходит от субъекта, не использующего ее (кредитора), к другому субъекту, испытывающему потребность в дополнительных средствах (заемщику).

Гражданский кодекс РФ предусматривает банковский (ст. ГК РФ), коммерческий (ст. ГК РФ) и товарный (ст. ГК РФ) кредиты. Но, учитывая, что предметом данного состава преступления могут быть исключительно денежные средства, следует сделать вывод о том, что уголовная ответственность предусмотрена лишь за хищение, совершенное в процессе получения банковского или коммерческого кредита,

Расторопова О. В.

МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ

так как предметом товарного кредита могут являться лишь вещи, предоставляемые на возвратной и возмездной основе.

Как мошенничество в сфере кредитования следует квалифицировать и хищение денежных средств в процессе получения потребительского кредита. Потребительский кредит, т.е. кредит, предоставляемый банком физическим лицам на приобретение товаров (работ, услуг) для личных, семейных, бытовых и иных непроизводственных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, также следует отнести к банковскому кредиту [11; 12]

В качестве примера можно привести уголовное дело, рассмотренное мировым судом г. Кургана в отношении С., действия которого квалифицированы по ст. УК РФ. С. с целью хищения денежных средств, полученных путем предоставления заведомо ложных сведений по договору кредита, С. выбрал в торговом отделе товар - ноутбук стоимостью 19 рублей и дополнительные услуги в виде страхования от кражи и пожара стоимостью 1 рублей. На основании ложных данных, которые С. внес в анкету, с последним был заключен кредитный договор, согласно которому С. был предоставлен кредит в размере 21 рублей, путем зачисления денежных средств на лицевой счет, открытый на имя последнего, и перечисления указанной суммы с лицевого счета С. на счет Торговой организации в качестве оплаты за приобретенный им товар. С. не намереваясь исполнять свои обязательства по договору кредита, получил в магазине ноутбук с дополнительными услугами, и распорядился им по своему усмотрению.

Объект мошенничества в сфере кредитования полностью совпадает с родовым объектом хищения - это общественные отношения, сложившиеся в сфере кредитования, т.е. экономические денежные отношения по формированию, распределению и использованию денежных фондов посредством кредитной системы. Как и мошенничество вообще, привилегированное мошенничество в сфере кредитования - всегда хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Предметом преступления выступают денежные средства, полученные в ходе процедуры кредитования, т.е. в результате предоставления (получения) кредита. К ним относятся наличные денежные средства, денежные средства на банковских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах.

Не являются предметом рассматриваемого преступления электронные денежные средства (ст. 3 Федерального закона от № ФЗ «О национальной платежной системе» т.е. денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета, для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа -например, электронные денежные средства в системах Webmoney, Qiwi, Яндекс.Деньги и др) [9]. Подобные деяния следует квалифицировать по общей норме - ст. УК РФ.

Объективная сторона мошенничества в сфере кредитования состоит в хищении денежных средств путем предоставления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, которые заведомо для виновного должны иметь значение для принятия решения о выдаче кредита.

Одновременное использование в законе понятий «ложные» и «недостоверные» сведения создает для практических работников определенные сложности в их разграничении. Если про-

анализировать диспозиции статей, в которых предусматривается ответственность за преступления, совершаемые путем обмана, то можно обнаружить, что в них указывается на сообщение заведомо «ложных», либо «недостоверных» сведений (например, ст. , , , УК РФ и др.). Именно такой способ закрепления разновидностей обмана устраняет трудности в разграничении частично совпадающих вышеуказанных понятий и дает возможность точно установить виды умысла [7, с. ].

Недостоверные сведения - это сведения, не соответствующие действительности. Несоответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности в то время, к которому относятся оспариваемые сведения. Недостоверные сведения могут изначально не быть ложными, но при определенных условиях (о которых, несомненно, знает заемщик) приводить кредитора к ошибочным представлениям о фактическом финансовом положении будущего должника (например, потенциальный заемщик представляет банку реальную справку 2-НДФЛ и другие документы, которые требует банк, однако умалчивает о своих существенных финансовых обязательствах по договору найма, залога).

Ложный - содержащий ложь, неправду, неправильный, мнимый, обманчивый. Заведомо ложные сведения - это неверные данные, о которых заемщик достоверно знает, что они искажают или скрывают истинное положение вещей. Заведомая ложность этих сведений состоит в том, что в них осознанно не внесены верные или отражены неполные данные, искажающие смысл и содержание представленной информации, в результате чего делается вывод о предоставлении кредита.

Так, приговором судебного участка Железнодорожного района г. Барнаула Алтайского края от Ф признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч 1 ст. УК РФ. Судом установлено, что у Ф. возник преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих ОАО банк «Х» путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, реализуя который Ф. обратился к специалисту Ч для оформления кредита, а также страховой премии. При этом Ф, ввел в заблуждение Ч. относительно своей платежеспособности, сообщив заведомо ложную и недостоверную информацию о месте работы и сумме основного дохода. На основании ложных сведений Ч оформила кредитный договор на получение кредита. Денежные средства были перечислены на банковскую карту на имя Ф.

Вследствие того, что диспозиция нормы, содержащейся в ч. 1 ст. УК РФ, не определяет характер представляемых сведений, то значит речь идет о любых сведениях, которые могут содержаться в представляемых кредитору документах:

- удостоверяющие личность заемщика;

- подтверждающие должность и заработную плату заемщика;

- наличие у заемщика имущества;

- подтверждающие цель, для достижения которой заемщик намерен получить кредит и источники погашения кредита;

- документы, содержащие обязательства третьих лиц погасить кредит за заемщика в случае неисполнения им данной обязанности.

Все вышеперечисленные документы могут быть подделаны полностью или содержать заведомо недостоверные сведения.

Момент окончания мошенничества в сфере кредитования зависит от содержания преступных действий виновного лица. Диспозиция нормы, содержащейся в ст. УК РФ, определяет мошенничество только как хищение денежных средств, без дополнительного указания на такой упомянутый в ст. УК РФ альтернативный признак как совершение преступления в форме приобретения права на чужое имущество. Однако про-

блемы квалификации могут возникнуть в том случае, когда получение денежных средств в результате обмана осуществляется не путем непосредственной выдачи наличных кредитных средств заемщику, а путем перечисления денежных средств на банковский счет с выдачей сберегательной книжки или банковской карты. В данном случае поступление денежных средств на открытый банковский счет будет свидетельствовать об окончании преступления, поскольку размещенные на счете похищенные денежные средства являются имуществом и не образуют какой-либо новый предмет хищения. Перемещение денежных средств на счет служит лишь способом распоряжения похищенным, который, однако, нельзя считать приобретением права на имущество в том понимании, как это предусмотрено ст. УК РФ.

Из п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ по делам о мошенничестве, присвоении и растрате следует, что с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежные средства со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.

Согласно диспозиции нормы, содержащейся в ст. УК РФ, субъектом данного вида мошенничества является заемщик. Этот признак специального субъекта ограничивает область действия указанной статьи. Как представляется, заемщик в буквальном смысле ст. УК РФ - это не любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, а субъект договорного права, который от своего имени совершает действия по заключению договора займа или кредитного договора. Словарь экономических терминов определяет заемщика как одного из субъектов кредитных отношений, получателя кредита, который гарантирует возвращение временно заимствованных средств, оплату предоставленного кредита. Ошибки при определении признаков данного субъекта становятся причиной необоснованного отказа в уголовном преследовании мошенников.

М. Урда и С. Шевелева в связи с этим приводят пример, когда на стадии проверки оснований для выдачи кредита сотрудниками банка установлено наличие ложных и недостоверных сведений в представленных документах. После обращения в полицию в возбуждении уголовного дела было отказано, так как гражданин, который обратился в банк с просьбой выдать кредит и представил туда подложные документы, еще не заключил договор с банком и, соответственно, не является стороной по договору, не является заемщиком (ст. ГК РФ), а следовательно, и не может быть субъектом преступления. [15, с. ]

Но если рассуждать подобным образом, то получится, что покушение на мошенничество в сфере кредитования возможно лишь на стадии, когда кредитный договор уже подписан, но денежные средства еще не выданы.

Думается, что содержание понятия «заемщик» следует устанавливать, исходя из смысла гражданского законодательства. Нельзя не воспользоваться в связи с этим новым законом, который детализирует права и обязанности сторон в сфере граж-

данско-правовых отношений (Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)», относящийся к сфере кредитных правоотношений). В ст. 3 данного закона указано, что заемщик - физическое лицо, обратившееся к кредитору с намерением получить, получающее или получившее потребительский кредит (заем) [10].

Такой подход дает основания оценивать заемщика кредита как физическое лицо, выполнившее фактические действия, явно выражающие намерение заключить договор займа (кредитный договор), в том числе и предоставившее представителю банка соответствующие сведения в виде документов, характеризующих его как сторону в предстоящем договоре. Значит, лицо, обратившееся за получением кредита и выразившее свои намерения по его получению, однозначно воспринятые сотрудником банка, уже должно именоваться заемщиком.

Субъективная сторона. Мошенничество в кредитной сфере может совершаться только с прямым умыслом, из корыстных побуждений. Необходимо достоверно установить, что у лица, обратившегося за получением кредита и предоставившего документы, содержащие ложные и (или) недостоверные сведения, уже на момент обращения сформировался умысел на хищение этих денежных средств. Это лицо стремится получить выгоду, материальную пользу для себя или других лиц с нарушением порядка предоставления кредитных средств, установленного законодательством.

Для наличия состава мошенничества в сфере кредитования особое значение имеет момент возникновения умысла, о котором упоминается в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: «В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условием передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел направленный на хищение чужого имущества или приобретения права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него».

Квалифицированный состав мошенничества в сфере кредитования предусмотрен ч. 2 ст. УК РФ, устанавливающей повышенную уголовную ответственность за мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Особо квалифицированный состав, предусмотренный ч. 3 ст. УК РФ, закрепляет ответственность за мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере.

В ряде случаев совершение преступления становится возможным в связи с прямым сговором сотрудников банка с мошенниками. Банк не соблюдает собственные процедуры выдачи кредита, проверки законности создания, финансового состояния заемщика, реального наличия имущества и подлинности документов, подтверждающих право собственности заемщика на имущество.

В ч. 4 ст. УК РФ ответственность усилена за совершение преступления организованной группой лиц (ст. 35 УК РФ) или за хищение в особо крупном размере.

Подробно об указанных квалифицирующих и особо квалифицирующих признаках указано в разделе 1 настоящего пособия.

Важной особенностью рассматриваемой статьи является наличие примечания, содержащего норму о крупном и особо

Расторопова О. В.

МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ

крупном размерах, устанавливаемых для специальных соста-

13 4 5

вов мошенничества, предусмотренных ст. , , , , УК РФ. Применительно к новым составам мошенничества, за исключением ст. УК РФ, предусмотрены увеличенные размеры крупного и особо крупного ущерба, причиняемого собственнику или иному владельцу имущества. В отличие от «материнского» состава эти размеры увеличены в шесть раз и составляют для крупного свыше полутора миллионов рублей, а для особо крупного - свыше шести миллионов рублей.

Одной из проблем, возникающих в связи с квалификацией мошенничества в сфере кредитования выступает отграничение специального вида мошенничества от общего состава мошенничества, предусмотренного ст. УК РФ. На первый взгляд эта проблема должна решаться по правилу конкуренции общей и специальной норм, которое предусмотрено ч. 3 ст. 17 УК РФ, а именно если есть норма, предусматривающее мошенничество в специальной сфере, совершаемое с помощью специального средства, то подлежит применению специальная норма. Однако не совсем удачная редакция составов мошенничества не всегда позволяет сделать такой однозначный вывод. В частности, лицо предоставляет в банк или иному кредитору соответствующие действительности сведения и создавая образ благонадежного заемщика имеет умысел на изъятие и обращение чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц, а также последующее его не возвращение, т.е. мошенничество совершается путем молчаливого обмана. По сути, такое мошенничество должно подпадать под признаки состава преступления, предусмотренного ст. УК РФ, так как является мошенничеством в сфере кредитования. Однако квалифицировать его необходимо по ст. УК РФ поскольку специальная норма такой способ совершения преступления не предусматривает. Таким образом, получается, что вопрос о конкуренции уголовно-правовых норм решен в пользу общей нормы [16, с. ].

При отграничении мошенничества в сфере кредитования от незаконного получения кредита (ст. УК РФ) необходимо иметь ввиду, что многие объективные признаки данных составов схожи между собой. Принципиальное отличие заключается в признаках субъективной стороны. Незаконное получение кредита, как и мошенничество, включает в число обязательных признаков обман в виде представления банку или другому кредитору заведомо ложных сведений о финансовом состоянии либо хозяйственном положении индивидуального предпринимателя или организации, в результате которого лицо незаконно получает кредит или льготные условия кредитования и таким образом причиняет крупный ущерб.

В этой связи Н.А. Лопашенко утверждает: «Если лицо еще до получения кредита, представляя заведомо ложные и (или) недостоверные сведения в банк или иному кредитору, имело умысел не только на получение кредита, но и на безвозмездное обращение выделенных денежных средств в свою пользу или пользу других лиц, то имеет место хищение в форме мошенничества в сфере кредитования. В случае же если лицо не преследовало такой цели первоначально и не смогло в силу объективных и (или) субъективных причин вернуть кредитные средства, содеянное при наличии других необходимых признаков должно квалифицироваться по ст. УК РФ» [5; 6, с. ; 1, с. ; 4, с].

Нередко мошенничество в сфере кредитования совершается с использованием поддельных документов, что требует учета ряда обстоятельств при квалификации.

Если признаки подложности документов обнаружены на стадии обращения в банк, однозначно говорить о покушении на мошенничество нельзя. Необходимо достоверно установить отсутствие у лица реальной, осознаваемой возможности погашения кредита в случае его получения, т.е. определить условия жизни заемщика, социально-бытовые условия, а также наличие источника доходов, который, хотя и не соответствовал сведениям, указанным в поданных документах, но позволял погашать кредит на условиях договора.

Например, из материалов уголовного дела следует, что гражданин Б. приобрел пакет подложных документов на свое имя и предъявил их в банк, при этом, не имея официального места работы. Работниками банка обман был обнаружен. Из обстоятельств дела следует, что в случае получения кредита в размере рублей, заемщик имел реальную возможность его погашения, и у него не было намерений не возвращать кредит, либо скрыться после получения кредита. В связи с данными обстоятельствами оснований для возбуждения уголовного дела по ч. 3 ст. 30, ст. УК РФ не было. Обвинение было обоснованно предъявлено только по ч. 3 ст. УК РФ.

Если же лицо, подделав официальный документ, обратилось в банк за получением кредита и намеревалось похитить полученные денежные средства, так как реальные условия для погашения кредита отсутствовали изначально, то действия заемщика подлежат квалификации как покушение на мошенничество в сфере кредитования (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. УК РФ) в совокупности с ч. 1 ст. УК РФ. Основанием для такой квалификации является наличие умысла на хищение денежных средств путем предоставления недостоверной и ложной информации с использованием заведомо подложного документа.

Например, из материалов уголовного дела следует гр. А и гр. Э. действуя по предварительному сговору между собой, в период времени с января г. по 20 марта г., с целью хищения чужого имущества путем обмана, распределив роли, разработали план совершения хищения денежных средств в ОАО «Сбербанк России», путем представления в банк заведомо подложных документов. Затем неустановленное лицо подготовило и передало гр. Э. фиктивные документы для получения кредита в ОАО «Сбербанк России», а последний эти фиктивные документы передал гр. А. для последующего представления в ОАО «Сбербанк России». Последний заведомо зная, что эти документы фиктивные, согласно которым он является военнослужащим В/Ч , реализуя свой умысел на хищение денежных средств представил их в ОАО «Сбербанк России» на получение кредита в сумме 1 млн. тыс. рублей. Однако свой преступный умысел они не смогли довести до конца по независящим от их воли обстоятельствам, так как их преступные действия были пресечены сотрудниками службы безопасности филиала ОАО «Сбербанк России».

Гр. А и гр. Э. совершили покушение на мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем предоставления банку заведомо ложных и недостоверных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Суд постановил признать гр. А и гр. Э. виновными в совершении преступлений, предусмотренный ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. и ч. 1 ст. УК РФ.

Тем не менее, практика не единообразна в решении обсуждаемого вопроса. В одних случаях подобного рода деяния квалифицируются как покушение на мошенничество, а подделку документов признают способом совершения мошенничества. В других случаях, усматривая оконченный состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. УК РФ, приготовления или покушения на мошенничество не вменяют.

Не дано юридической оценки как покушению на получение кредита путем использования поддельных документов и такому деянию.

Гр. С., склонив своего знакомого директора ООО выдать ему поддельную справку 2-НДФЛ и трудовую книжку, предоставил указанные

документы в банк в целях получения кредита. Однако реализовать преступный умысел на получение кредита по поддельным документам у С. не получилось. Красночикойский районный суд Забайкальского края признал С. виновным только по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. УК РФ.

Определенная сложность квалификации действий заемщика по ст. УК РФ возникает также в том случае, когда лицо изготовило поддельный документ, на основании которого кредит был выдан, платежи по возврату кредита в течение некоторого времени совершались, затем погашение кредита либо прекратилось, либо осуществлялось, но не в полном размере, предусмотренном условиями договора. В итоге банку была возвращена сумма значительно меньше выданного кредита. В данном случае для квалификации действий указанного лица по ст. УК РФ необходимо установить, наличие заранее возникшего умысла на хищение денежных средств, либо отсутствие реальной возможности по погашению кредита в полном объеме, осознаваемую заемщиком до начала получения кредита. В противном случае действия подлежат квалификации только по ч. 3 ст. УК РФ, а невозвращенные кредитные средства должны быть взысканы в гражданско-правовом порядке.

Применение ст. УК РФ без совокупности со ст. УК РФ возможно только в тех случаях, когда заемщик предоставляет ложную информацию устно, т.е. без документального подтверждения. А также мошенничество в сфере кредитования, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, и не требует дополнительной квалификации по ст. УК РФ. В качестве примера можно привести уголовное дело, рассмотренное мировым судьей Вологодской области.

Гр. А. нигде не работающая решила оформить кредит в филиале банка ВТБ 24 (ЗАО), расположенном в г. Череповце. В связи с этим у нее возник умысел, направленный на хищение путем обмана и злоупотребления доверием денежных средств, принадлежащих банку ВТБ 24 (ЗАО). Реализуя свой преступный умысел А. попросила знакомого Я., ранее являющегося директором ООО «Ю.Ч.». Я. изготовил для А. заведомо подложную запись о месте работы в представленный ею бланк трудовой книжки, а также справку формы 2-НДФЛ, расписавшись в них от имени главного бухгалтера и заверил оттиском имеющейся у него круглой печати. Банк, принимая указанные А. сведения за достоверные, одобрил анкету-заявление А. на получение кредита на сумму рублей. Похищенными денежными средствами А. распорядилась по своему усмотрению. Суд квалифицировал действия А. по ст. УК РФ.

Список литературы:

1. Векленко С., Гудков С. Отграничение незаконного получения кредита (ст. УК РФ) от смежных преступлений // Уголовное право. № 3. С.

2. Викулов Е.К. К вопросу об отграничении уголовно-наказуемого мошенничества от гражданско-правовых правонарушений // Пробелы в российском законодательстве. № 4. С.

3. Звонов А.В., Журавлёва Ю.В. Система уголовных наказаний по законодательству Древней Руси // Вестник Российской правовой академии. № 2. С. 56

4. Костюк М., Сердюк П. Вопросы квалификации мошенничества в сфере банковского кредитования // Уголовное право. № 4. С.

5. Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография. М.: Норма, Инфра-М, - с.

6. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ) (постатейный). М.: Волтерс Клувер, - с.

7. Мошенничество как преступление против собственности в современном уголовном праве: курс лекций / Третьяк М.И. - М.: Юрли-тинформ, - с.

8. Нудель С.Л. Особенности квалификации мошенничества в сфере кредитования // Российский следователь. № С.

9. О национальной платежной системе : федер. закон от 27 июня г. № ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. №

О потребительском кредите (займе) : федер. закон от 21 декабря г. № ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации, № 51, ст.

Письмо ФАС РФ № И А/, Банка России № Т от «О Рекомендациях по стандартам раскрытия информации при предоставлении потребительских кредитов» // Вестник Банка России. №

Письмо Банка России от № Т «О «Памятке заемщика по потребительскому кредиту» // Вестник Банка России. №

Расторопов С.В. Характерные черты «традиционных» и новых родов судебно-экономической экспертизы // Библиотека криминалиста. Научный журнал. № 2. С.

Ревина Н.В., Ростокинский А.В. Мошеннические посягательства на имущественные интересы граждан, исходя из стереотипов правоприменительной практики // Пробелы в российском законодательстве. № 2. С.

Урда М., Шевелева С. Проблемы применения ст. УК РФ // Уголовное право. № 6. С. 70

Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право. № 2. С.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью Растороповой Ольги Владимировны «Мошенничество в сфере кредитования» Система преступлений в сфере мошенничества в настоящее время в достаточной степени разнообразна, в нее включаются семь составов преступлений, обладающих как общими, так и различными чертами. Следует отметить, что мошенничество характеризуются повышенной общественной опасностью, поскольку не только причиняют материальный вред конкретным лицам, но и оказывают негативное влияние на политическую, социально-экономическую, правовую сферы жизнедеятельности общества, сдерживают развитие законного предпринимательства, нормальных рыночных отношений и экономики в целом. Указанные обстоятельства предопределили необходимость анализа данного института права.

В своей работе, что примечательно, автор приложил усилия к проведению исследования отдельного состава мошенничества - мошенничества в сфере кредитования. Особое внимание автор акцентировал на субъективных и объективных признаках данного преступления. Кроме того, рассмотрению подвергнуты квалифицирующие и с=особо квалифицирующие признаки данного состава преступления. Работа написана логически грамотно, понятным стилем изложения. Вывод: статья О.В. Растороповой «Мошенничество в сфере кредитования» соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам и может быть рекомендована к опубликованию.

Доктор юридических наук, профессор

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С.В. Расторопов

Видео по теме:

Должница осуждена за мошенничество перед банком, не смотря на её 4 платежа